Категория: литература

5 книг в коробке от пылесоса

Книги не остаются дома после прочтения, я складываю их лоток для газет в подъезде, и, возвращаясь с работы, радуюсь, если они кому-то приглянулись. Но некоторые из них в подъезд не отправятся, а будут ждать своего каллакса, теснясь в коробке от пылесоса.

Вот 5 из них.

Читать дальше...Свернуть )

Какие книги в ваших коробках?

promo ustin april 24, 2018 12:15 59
Buy for 30 tokens
В пурге ни света фар, ни гула двигателей. Раз за разом ветер прочесывал остановку и колол лицо жесткой крупой. Прошло полчаса после прощания с Сёмычем в сторожке – единственном отапливаемом помещении завода, сереющем в паре километров отсюда. Жилых мест в округе не было, поэтому маршрутку я ждал в…

Ведьмы, короли, так далее

— Читала Мьевиля, Геймана?

— Нет, а что они пишут?

— Взрослые сказки.

Не раз встречал непонимание такого ответа. Нет, это не похабщина в кокошниках, а истории, не предназначенные для детей свой сложностью, и использующие сказочные (ведьмы, короли, так далее) образы.

Читать дальше...Свернуть )

Автор в ЖЖ — catvalente 

Еще не вышедшая книга

— У вас есть Паланик?

— Молодой человек, художественная литература у нас не продается.

Но я все равно иду разглядывать корешки

Книжный магазин в «Гараже» — небольшой: вокруг широких столов кучкуется пяток двусторонних стеллажей. Я апатично разглядываю книги по изобразительному искусству, кинематографу и листаю биографии; прохаживаюсь и безразлично извиняюсь, когда мне надо пройти через перегородившую дорогу девушку. Название книги в ее руках, впрочем, как и множества книг в стеллажах, кажется мне вычурным и даже эпатажно-бессмысленным. 

Затем я выхожу в парк, где моя грусть через пару минут развеется. Досадно, что в «Гараже» нет нехудожественного произведения Паланика, его 36 эссе, еще не опубликованных. 

Я упоминал эти эссе ниже, но не отмечал, что хотел бы их в бумаге.

Они, в отличие от пары-тройки прочитанных мною книг с «секретами мастерства» почти не содержат воспоминаний, самоупоения и субъективности, и по самые края широкоформатного монитора наполнены практическими рекомендациями.

Воспоминания как основа творчества

В «Дзен в искусстве написания книг» Рэй Брэдбери рассказывает о том, что произведения опубликованные им в юношестве (до 22 лет) были посредственными из-за типичности сюжетов и подражания любимым авторам. Но все изменилось.

…в те же годы я начал составлять длинные списки, куда вносил самые разные существительные, иногда — с определением. Именно эти списки в конечном итоге и подтолкнули меня к написанию моих лучших вещей.
Глядя на эти списки, я видел свои прежние любови и страхи…

Брэдбери точечно конспектировал события, мысли и чувства из своего прошлого, а потом годами  «переваривал» эти списки, соотносил с новой информацией и впечатлениями. Иногда расписывал ассоциации к словам в виде эссе.  

Читать дальше...Свернуть )


Bairum

Солидарен

«Эмоциональные пролежни», — цитирует мой друг Пелевина, и за его очками (с диоптриями, а не от солнца) я вижу восхищение, а в голосе чувствую сожаление – такое, будто красивая метафора вмиг формализовала неосознаваемое другом душевное состояние.

Я солидарен.

Во-первых, не так уж и много вещей могут меня завлечь, рассмешить и растрогать. Сейчас это переводы «Кубик в кубе» (о словогенераторе и изысканном мате в сериалах, вышедших из-под микрофона этой студии, я напишу отдельно).

А во-вторых, своими текстами Пелевин придает форму неосязаемым мною истинам: о мужчинах и женщинах, про быт и общество. Роман прекрасен.

Bairum

Спокойствия, но приключений!

По моим наблюдениям в заведениях с невысоким чеком и там, где хорошее меню перевешивает непродуманность, важно сесть у тепловой пушки. Пью горячий чай в БК и из-под капюшона разглядываю посетителей в куртках и даже шапках.

— Можно мы сядем? Розеток нигде больше нет.

Город лишает нас личного пространства, точнее превращает его отсутствие в норму, поэтому девушкам киваю утвердительно: помятой кипельно-белой куртке с малиновыми губами, зеленой куртке с губам бледно-алыми.

— Посмотри, — говорит кипельно-белая куртка, показывая зеленой оживший телефон.

Бледно-алые губы удивляются.

Читать дальше...Свернуть )


Bairum

Прекрасные мысли, прекрасный труд

Мне жаль терять, жалко ставить на книгах галочки. Читать — не читая, как слушают не слыша.
И я вожу карандаш, в кармане пальто, рюкзаке или книге. Он —  инструмент, что обведет и прочертит, поставит смайл и под сомнение.
Сегодня на полях впервые появился «!».

Читать дальше...Свернуть )


Ленивый отзыв на отличную книги

Чуть-чуть цитат из книги "Пиши, сокращай" и очень ленивые фото :D


Текст есть во всем, что мы делаем. И от того, как он написан, часто  зависит успех нашего дела: услышат нас или нет, поймут ли нас правильно,  убедим ли мы других, поверят ли они нам. Эта книга о сильном тексте – о  таком тексте, который услышат и поймут.
Читать дальше...Свернуть )

Не разделяю мысль о преимуществе статей в  сети над книгами. По мне, так доступность и гранулярность проигрывают  кумулятивности и возможности читать более вдумчиво. 

Давно не читаю блоги Ильяхова и Сарычевой, но их следующая книга "Новые правила деловой переписки" в must-read списке.

«Бывает, что на душе случается жопа» или презентация в Московском доме книги.

Bairum

Бессмысленная забота и мусорщики


Звонко клацают турникеты, гулко завывают в туннелях поезда. На их фоне внутри вагона предельно тихо. Состав мягко шуршит по рельсам, покачивая молчаливых пассажиров, что желающими-сесть-стервятниками нависли над успевшими занять местечко.

Только голос в динамиках озвучивает бегущую над дверьми надпись да напрасно — ведь укутанные во флаги болельщики еще бубнят во снах гимны, —  разъясняет путь к трибунам.


— Привет.

Поднимаю глаза, смотрю на профиль парнишки. Он следит за скудный техногенным пейзажем за стеклом: бегут всполохи лампочек, змейкой вьются кабели.

—Привет, — повторяет он в телефон: ты не забыла…?

Его вопросы для взрослого на том конце антенны — несущественны, но суть не в содержании. А в форме. Нежный тон, милая и одновременно бессмысленная забота, сладкая тоска в голосе.
Читать дальше...Свернуть )
Мусорщики!

А у вас?