Category: литература

Bairum

Аудиоспектакли

Поручни транспорта и ручки дверей под руками, фасады и люди вокруг, дорога, тротуар и заледеневший газон под ботинками – внешние факторы, которые если и не раскалывают монолитность внимания, то ослабляют. 

И рождение достаточно юркой мысли, даже мимолетной и исключительно интровертного курса, приведет к утрате понимания произносимого в данный момент текста. Хоть остановись и отматывай, тыкай пальцем в экран телефона, возвращая тем самым баритон рассказчика на последний знакомый момент. Некомфортно, потому и отказался от аудиокниг в дороге. 

Collapse )

Слушаете аудиокниги?

promo ustin april 24, 2018 12:15 59
Buy for 30 tokens
В пурге ни света фар, ни гула двигателей. Раз за разом ветер прочесывал остановку и колол лицо жесткой крупой. Прошло полчаса после прощания с Сёмычем в сторожке – единственном отапливаемом помещении завода, сереющем в паре километров отсюда. Жилых мест в округе не было, поэтому маршрутку я ждал в…

Раскрытая книга

15 минут от Меги до дома. Четверть часа быстрым шагом, сквозь дворы и по касательной, перебегая перед машинами и прыгая от них за столбы пешеходных дорожек.

Освещение неравномерно. То осторожничаю, боясь черпнуть стылой воды ботинком, то разглядываю вывески покинутых нежилых помещений.

Небо халтурно черно: не Луны тебе, не Веги, не Венеры. А вот вокруг все блестит. Размеренным вертикальным пунктиром стремятся в черное лифтовые холлы, случайным узором подсвечены тысячи квартир.

И мнится мне, что нет градостростроительной логики в изогнутых лентах 25ти этажных домов, что они – есть огромная раскрывавшаяся от космического сквозняка книга. С горящим шрифтом Брайля на страницах.

Я привык к этой картине, хоть она и не статична, а тиражируется все 8 лет, что я тут обитаю.

Collapse )

Как думаете, когда-нибудь покажутся 25ти этажки низкими?

"Кровь и железо" Джо Аберкромби

C первой попытки осилить «Игру престолов» я не смог, бросил смотреть первый сезон за излишне длинные диалоги. Ну а со второй — втянулся, привык, проникся.

с автографом
с автографом
Collapse )

Персонажи в книжной «Игре престолов» тоже дюже не картонные?

Bairum

- Смотри, Silent Hill прям

Киндл почти всегда в моей сумке, хотя в дороге я читаю редко. Но если и читаю, то до потери внимания: когда глаза перестают шагать по строчкам и сквозь абзацы проваливаются, приводя к «что я прочитал на этой странице?» мысли.

туман
туман
Collapse )

Ловите себя на «что я прочитал на этой странице» мысли? Закрываете книгу, перечитываете или просто читаете дальше?

Bairum

Адам Робертс. "Стеклянный Джек"

Отражения звезд на шлеме и вензеля рисунка поверх похожего на непрозрачно-матовое стекло его футуристичного костюма. Увидев обложку, я решил, что главный герой этой книги — сверхсоздание с задачами себе подстать.

Проблема оказалась действительно сверхмасштабной, а вот Стеклянный Джек – уникальный, но все же земных мерок человек, апологет революции и свободы, изощренно устраняющих всех, кто волей или неволей этой свободе противостоит.

Ожидая фантастику в стиле «Ложной слепоты» Питера Уотса — сложную, заставляющую слишком часто переключаться на глоссарий, наполненную философскими жизнь/смерть/душа прогнозами человеческого будущего — я получил легкие драйвовые приключения: работа и быт внутри астероида, перелеты между недопланетами «трущобные пузыри», убийства в условиях невесомости.
Несмотря на немногочисленные эпизоды для взрослых, роман вышел уютно-подростковым.

О невзаимности-2

...а Диана знала ещё и то – она сомневалась, что Анна столь же хорошо понимает человеческую натуру, – что интенсивность их чувств друг к другу напрямую зависела от невозможности отношений. Если бы все препятствия между ними исчезли, любовь бы увяла.

Адам Робертс в «Стеклянном Джеке» считает так же, как в своей песне —  Bush. 


5 книг в коробке от пылесоса

Книги не остаются дома после прочтения, я складываю их лоток для газет в подъезде, и, возвращаясь с работы, радуюсь, если они кому-то приглянулись. Но некоторые из них в подъезд не отправятся, а будут ждать своего каллакса, теснясь в коробке от пылесоса.

Вот 5 из них.

Collapse )

Какие книги в ваших коробках?

Ведьмы, короли, так далее

— Читала Мьевиля, Геймана?

— Нет, а что они пишут?

— Взрослые сказки.

Не раз встречал непонимание такого ответа. Нет, это не похабщина в кокошниках, а истории, не предназначенные для детей свой сложностью, и использующие сказочные (ведьмы, короли, так далее) образы.

Collapse )

Автор в ЖЖ — catvalente 

Еще не вышедшая книга

— У вас есть Паланик?

— Молодой человек, художественная литература у нас не продается.

Но я все равно иду разглядывать корешки

Книжный магазин в «Гараже» — небольшой: вокруг широких столов кучкуется пяток двусторонних стеллажей. Я апатично разглядываю книги по изобразительному искусству, кинематографу и листаю биографии; прохаживаюсь и безразлично извиняюсь, когда мне надо пройти через перегородившую дорогу девушку. Название книги в ее руках, впрочем, как и множества книг в стеллажах, кажется мне вычурным и даже эпатажно-бессмысленным. 

Затем я выхожу в парк, где моя грусть через пару минут развеется. Досадно, что в «Гараже» нет нехудожественного произведения Паланика, его 36 эссе, еще не опубликованных. 

Я упоминал эти эссе ниже, но не отмечал, что хотел бы их в бумаге.

Они, в отличие от пары-тройки прочитанных мною книг с «секретами мастерства» почти не содержат воспоминаний, самоупоения и субъективности, и по самые края широкоформатного монитора наполнены практическими рекомендациями.

Воспоминания как основа творчества

В «Дзен в искусстве написания книг» Рэй Брэдбери рассказывает о том, что произведения опубликованные им в юношестве (до 22 лет) были посредственными из-за типичности сюжетов и подражания любимым авторам. Но все изменилось.

…в те же годы я начал составлять длинные списки, куда вносил самые разные существительные, иногда — с определением. Именно эти списки в конечном итоге и подтолкнули меня к написанию моих лучших вещей.
Глядя на эти списки, я видел свои прежние любови и страхи…

Брэдбери точечно конспектировал события, мысли и чувства из своего прошлого, а потом годами  «переваривал» эти списки, соотносил с новой информацией и впечатлениями. Иногда расписывал ассоциации к словам в виде эссе.  

Collapse )