на аллее Жизни

И снова тройной капучино

Беспомощно кряхтел объектив, безразлично шумела микроволновка. 

"Прошу прощения",- Вероника Сановна подвинула сгорбившегося в попытках сфотографировать пирожки парня.

Микроволновка приветственно дзинькнула, женщина в белом фартуке открыла крышку и извлекла большое блюдо. Она подошла к столу, и гости, поглощающие  пирожки с медовухой, почтительно расступились.

Воспользовавшись блогерским вакуумом, Вероника Сановна поставила тарелку, провела визуальную ревизию стола и собрала пустую посуду.

Несколькими секундами позже, когда со всех сторон к горячим пирожкам устремились руки, женщина задним ходом, прикрывшись пустой тарелкой как щитом, ретировалась на кухню. Там она включила посудомойку на самый длительный режим работы.  

Кухня - отличная, если бы не два «но», и эти «но» перечеркивали все плюсы.  

Collapse )
promo ustin july 13, 2016 10:20 13
Buy for 30 tokens
«У меня к вам предложение», — мужчина в синей рубашке ослепительно улыбнулся. Молодой человек перед ним, смакующий ощущения от первой выставки своих работ, располагавшихся сейчас в зале за дверью, через очки озирался по сторонам. Стены украшали картины великих художников: будоражащие чувства и…
на аллее Жизни

Сила привычки

Симпатичный хромированный цилиндр на 2 литра и большая мощность. Я не стал заменять этот чайник на новый, несмотря на сломанный пластиковый штырек, отвечающий за  откидывание черной крышки.

Года четыре я наливал воду через носик и смотрел в отражение: далекое солнце и близкие друзья, узоры старых, а потом новых обоев. Видел, как свет срезался жалюзями, а затем  размывался тюлем, закрывающим уже полноценный (не ПИК-овский) подоконник, на котором уместились горшки с цветами.  Видел спокойные огни Куркино и заменившую их футуристичную подсветку многоуровневых парковок.

Я и не думал его менять, но на работу потребовался новый чайник.

Collapse )


на аллее Жизни

Заложники снежных барханов

Перьевые облака – как морщины 20летней: для неба они незначительны. По крайней мере я так считал раньше.   

Высотки по самые крыши заполнены спящими. Сон людей стерегут световые нимбы, их жизнь оберегают урбанистические маяки, и все это — синий световой контур на крышах домов, над которыми то и дело шумят турбины самолетов.  

Утром подсветка гаснет и сон пропадает. И вот уже люди греют свои машины и мерзнут на остановке. Я - со вторыми, смотрю на пустеющие дома, мимолетные очереди в прозрачных павильончиках, на изгиб эстакады с притаившейся  ГИБДД-камерой и промзону с пиками труб. Над все этим и аккурат вокруг розового дыма, что выполз из труб и, кажется, замерз в  зимнем воздухе — небо в перьевых облаках.

Огромные и маленькие, индивидуальные и будто бы растиражированные «десять - в трех - в одном»  метаперья, почти не оставили синеве места.

Красиво, но слишком щиплет лицо, чтобы обрекать на это и руки. Не достаю телефон и пожираю небо глазами, чтобы запомнить и потом описать.

Collapse )

Тучам нужна помощь

на аллее Жизни

Нет, но да

"Не везёт в работе — повезёт в любви." 

"Нет", — меркантильно отвечают на это в чатах на сайтах знакомств.

"Лучше быть богатым, но здоровым, чем бедным, но больным."

"Нет", — категоричны теория вероятности, закон подлости, рекурсия бед и стратум неудач.

"Время всё расставит на свои места"

"Нет", —  мозг стряхивает нейронные связи, как сигарета пепел.

"За чёрной полосой всегда идет белая"

 "Нет. Расчёт экспозиции, баланс белого да и фокус небесного объектива не настроен." 

Карма – это неонахаляву, ханжеское заискивание в соцсетях.

Но если бы она была… 

Но если бы она щёлкала, измерялась и учитывалась, я бы хотел, чтобы она сработала именно у тебя. Как возмещение. Как подарок за несмотря ни на что сохранённые тобой эмпатию ко всем и всему в мире, заботу о близких и дальних, за душевную чистоту, за нежность. Как аванс.

Если это мир хоть частично справедлив – пусть он будет справедлив к тебе.

Свободного времени. Не больше месяца дождей, не меньше года горячего песка под ногами. Обожания. Страсти до перепадов напряжения. Заботы и уважения. Смеха и общей волны. Любви. Любви. Любви.

С днём рождения.

на аллее Жизни

Забыв о попкорне, оставив печеньки

Как примерно писал М. Норбеков, в памяти задержится яркое, а не многослойная обыденность и зашоренная обычность. Если, как примерно писал Норбеков, вам когда-то защемляло голову дверью автобуса, вы наверняка запомните именно эту поездку, а не другие - со штатным расположением частей вашего туловища в салоне. 

Я был в капюшоне. Я был в наушниках. Я был в запаре и не понял, что передо мной не №681 («уважаемые пассажиры, вход возможен во все двери»), а консервативная 100-ка. 

Но я про другое. 

Крайне часто не могу вспомнить диалоги или рассказать о перипетиях сюжета в недавно просмотренных фильмах. Фамилии актёров да сакральное «на один раз сойдёт» - это всё, что из меня можно вытянуть.

Так что мой список яркого-кино-из-недавнего предельно короткий: 

Collapse )

Чему вы аплодировали в кинотеатре? Чему бы вы зааплодировали, будь вы в кинотеатре, а не дома?

на аллее Жизни

The chemicals between somebody

Я тут хожу про химию любви-с-первого-взгляда спрашиваю с особым пристрастием - личный опыт вызнаю да версии объяснений слушаю. (Нейро)физиология, феромоны, судьба и пр. - как причины. Искры, подгибающиеся колени в качестве симптомов.

На это меня натолкнула  удивительная история знакомой, которая долго добивалась расположения молодого человека. Ныне её мужа, кстати.

Среди версий я слышал и про такой опыт - химия возникает только при невзаимности.



Прямо как в песне the chemicals between us группы Bush:

 The chemicals between us
The walls that lie between us
Lying in this bed
The chemicals displaced
There is no lonelier state
Than lying in this bed

Перевод:

Химия между нами,
Стены между нами,
Когда мы лежим в этой кровати.
Химия куда-то уносит,
Потому что нет более одинокого состояния,
Чем когда лежишь в этой кровати.

Мне кажется, моментальная химия доступа только дамам. У мужчин чувство не озаряет, а настаивается. 

Вы что-то знаете? Были свидетелями или  теми-самыми-счастливыми? Сможете формализовать свои ощущения? 

на аллее Жизни

6

Ты некапризный. В магазине ты не будешь требовать или упрашивать. Только попросишь и спокойно, по-взрослому поинтересуешься:

- Это не дорого?

Ты нежадный.

Я налил нам чай, ты разворачиваешь новогодние шоколадки. Большой заяц, дед мороз и несколько орешков. Мне интересно, я смотрю и жду. Ты протягиваешь зайца.

Collapse )
на аллее Жизни

Коснись-коснись

-Читай-читай, - они призывно махали рукавами чёрных балахонов, гремели металлическими браслетами на пальцах и щурили глаза в буро-красных разводах. 

Дорогие «под костюм» часы, найки под балдахинами и карточки «гость» на шеях – ряженые просто веселились на заканчивающемся фестивале.

Я стоял в декорациях мистики с атрибутикой потустороннего на продажу, листал книгу с глазом на кожаной обложке. Сиреневый белок и зелёная точка зрачка казались мне слишком бутафорскими в отличие от плотных желтоватых листов, засаленных по углам и отдающих пылью.

Я рассматривал бестиарий, фрагменты животных и их немыслимые суперпозиции, недо- и перелюдей, замысловатые буквы и руны.

На последней странице, казалось, почерком ребёнка, был выведен текст на-русском, увидев который они и начали скандировать.

Я прочитал, а затем глянул на руку и увидел маленькие чёрные точки на подушечках пальцев, они легко слетали на серую – со следами утюга – скатерть, но тут же возникали вновь.

Collapse )
на аллее Жизни

Цифры на листке как планирование семейной жизни

Он въезжает в квартиру. Останавливается перед ворсистым ковром в зале и видит незнакомых людей, разговаривающих на диване. Телевизор перед ними вряд ли покажет мультики, уж слишком по игрушечному он пластиковый. На минуту он заезжает в ванную комнату, а из прихожей почти сразу его катят назад и везут в другую квартиру.

Он тянется на яркий ковёр детской, к игрушкам на кровати с лестницей, к карандашам и бумаге на низком столике. 

Его разворачивают перед кладовой с небольшим шкафом, полками и коробками, которые напоминают ему матрёшку - одну из игрушек у бабушки, которые та вместе со стаканами зачем-то хранит.   

Он разглядывает кухню с пирамидкой посуды на большом столе; он смотрит на узкий (разве что чашку поставить) стол и стулья, такие же высокие, как и на его настоящей кухне, только без спинки и отверстий для ножек.

Везде – люди. Они открывают, закрывают и снова открывают ящики, растягивают в руках бумажные ленты с полосками и обнимают ими шкафы, а затем пишут в листочках. Они в распахнутых куртках замирают, тянутся и поворачиваются на кроватях.

Они обходят его со всех сторон с желтыми, похожими на большую улыбку, сумками, или тележками, такими же, в какой папа везёт его самого. В недрах жёлтых улыбок — большое и маленькое, мягкое и жесткое, но непременно разноцветное.

Синий пол и белые стрелки под клетками хрома. Нестройный скрип резиновых колёс как колыбельная. Голова клонится вбок, заботливая мамина рука подкладывает под неё капюшон куртки.

Collapse )