Устин Рассказов (ustin) wrote,
Устин Рассказов
ustin

На здоровье

Услышал за деревьями людской гомон, писк зверья и птичье щебетание, и вышел к паре рядов полукартонных хибар. На прилавках пестрели платки, ворсились носки и шали, резная утварь отдавала свежим лаком, блестел прочий разносол блошиного рынка. Ходил, смотрел и спрашивал. Без цели и нужды – просто заполнял скучный пасмурный выходной.

"Кожаные обереги", - просипел кто-то над ухом.

Я посмотрел на высокого, сухого мужика в бежевой кепке и солнцезащитных очках. В отражении зеркальных линз плыли тучи воскресного неба. Затем глянул на прилавок и оторопел – кожа до отвращения напоминала человеческую. Я что-то промычал, и, не оглядываясь, быстрым шагом скрылся за угол.

Там ворковали бабульки, ковыряясь в содержимом пыльного велюра. Аромат благовоний приятно переплетался с мыслями, и я засмотрелся. Когда покупательницы отошли, я выбрал серебряную печатку с иероглифами.

«На здоровье», - сенильным голосом то ли перевела, то ли пожелала мне фигурка в тени навеса и складках платка, принимая купюру.

Надел кольцо и через неделю уже его не замечал, пока однажды в метро, держась за поручень, ни увидел под холодным блеском посиневшую, сморщенную кожу. Сдвинул печатку и тут же взвыл от спазмов боли.

«Бауманская», – констатировал громкоговоритель, и поток студентов вынес меня на платформу.

Я трясся и ждал, когда мои плечи оставят в покое сумки, рюкзаки и тубусы, прижимал ноющую руку к груди. А посмотрев на неё - заскулил: кольца и части пальца не было, с посиневшей культи срывались тяжелые багровые капли, орошая затертый мрамор. В поле зрения попал ботинок, презрительно смазавший следы моей боли; его обладатель заскочил в поезд за секунду до лязга дверей.

Я поднял глаза - мне сжатым, в красных разводах кулаком махал из вагона мужик в бежевой кепке и солнцезащитных очках. В отражении зеркальных линз плыли тучи того воскресного неба.
Tags: типа рассказ
Subscribe
promo ustin april 24, 12:15 59
Buy for 30 tokens
В пурге ни света фар, ни гула двигателей. Раз за разом ветер прочесывал остановку и колол лицо жесткой крупой. Прошло полчаса после прощания с Сёмычем в сторожке – единственном отапливаемом помещении завода, сереющем в паре километров отсюда. Жилых мест в округе не было, поэтому маршрутку я ждал в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments