Устин Рассказов (ustin) wrote,
Устин Рассказов
ustin

День рождения

- Сегодняшний закат. Чудесное и страшное одновременно зрелище, если понимаешь, что происходит… Будто жертвоприношение ничем не провинившихся овечек-облаков какими-то небожителями, замаливающими свои небесные грехи.

Оксана смотрела на замаранное кровью облаков небо над крышами высоток, около одной из которых они с ее недавним знакомым Семеном сидели на лавочке. Парень в красной клетчатой рубашке и серых спортивных штанах бил носком видавшего виды кроссовка песок под ногами, туда же был направлен сосредоточенный взгляд его чуть полного лица

- Как мрачно. Может быть не важно, какой именно закат, а важно, с кем ты этот закат встречаешь? - Семен украдкой глянул в черные как уголь глаза соседки по подъезду. Молодая девушка с загорелым худощавым лицом, обрамленном пышными черными волосами в белом легком платье грустно улыбнулась:

- Нет... Люди - всего лишь песчинки, случайным образом слипнувшиеся на пляже, они - те же небесные агнцы: ими жертвуют другие ради своих насущных интересов, ими замаливают грехи и вопрошают благополучие. - Оксана посмотрела на подтаявший пломбир в руке: Будешь?

Голодный Семен с охотой взял мороженное и начал с ним разделываться, не пытаясь больше поднять трудный разговор. Оксана вновь посмотрела на алые небеса, и продолжила мысль:

- Иногда живет себе этакая паршивая овца, хм. скажем некая высокопоставленная особа, которой до часу Х не слышно - не видно, но в определенный момент она будто бы начинает светиться, притягивая к себе всех, кого не устраивает устаканившийся порядок вещей - Оксана замолчала

- Все всегда исправимо. Те же песчинки, которые налипли друг к другу из-за протектора ботинка, держат друг друга, силясь не поддаться порывистому ветру и не улететь.

- Ветру? Скорее легкому бризу, но не ветру. Но не морю. Песчинки не совладеть со стихией, роком, предначертанным.

-А если на их стороне Вера? - Семен дотронулся до явно непустого кармана штанов.

-Вера?- Оксана наверное впервые внимательно посмотрело в лицо Семена силясь понять: кто он? случайно ли он снял квартиру этажом ниже всего неделю назад? Знает ли он про нее что-то, чего она не могла доверить случайному знакомому?

Она смотрела на него, и внезапно вздрогнула всем телом, когда Семен выкинул вперед руку с мороженным, отчего то обиженно шлепнулось на асфальт, и схватил что-то с левого плеча соседки. Она с мыслью "началось" и как следствие, с нарастающим ужасом, через силу повернула голову и увидела, что Семен зажал меж пальцев и давит извивающуюся ящерицу. Та пыталась укусить внезапного защитника своей жертвы, вырывалась, но через пару мгновений, проведенных в тисках исдохла и была выкинута прочь на песок, где лежало мороженное. Оксана оцепенев смотрела на комок из серой кожи, полуотвалившийся хвост и вылезших местами красно-лиловых внутренностей.

- Надо идти, - Семен протянул руку, предварительно вытерев ее о штанину.

Оксана замерла, около соседнего дома послышался истошный крик, Семен метнул руку к карману куртки, над которым она и замерла. Какой-то мужчина корчился от боли, все его тело ходило ходуном, и вроде бы даже немного сдувалось, как старый надувной шарик, пропускающий воздух: вжался в спину полный живот, руки стали влезать в туловище, словно черви, движущиеся задом наперед влезают в землю. Его ноги подкосились, и он упал лицом на асфальт, Семен и Оксана увидели на его спине огромное существо, безумно похожее на комара размером с крупную кошку. Комар толстым хоботом рывкообразно высасывал последние плоть и внутренности из своей жертвы.

Послышался писк в отдалении - кошка-комар явно был не один. Семен достал из кармана оружие, сильно напоминающее мальчишескую рогатку, только увеличенную раза в два. Около рогатки по небольшим эллиптическим орбитам сами по себе, чуть вибрируя, крутились шары-патроны, показавшиеся Оксане комочками смятой бумаги.

Пойдем, - повторил Семен и с силой дернул оторопевшую девушку. Она смогла сделала лишь шаг, так как правую ногу плотно обвивал плющ кислотно-зеленого цвета. В подергивающихся листьях плюща раскрывался оранжевый цветок с пестиком, больше напоминающим орудие убийства, нежели размножения. Оксана в ужасе дернула ногу, что видимо ее и спасло: в этот момент открывающийся цветок ткнул своим пестиком- шприцем не в ногу, а промахнувшись - в дерево лавки. Лавка пошла черными концентрическими кругами, которые через секунду посерели и осыпались пеплом. Семен тут же с силой затоптал извивающийся плющ и рванул с Оксаной к двери их подъезда.

Захлопывая дверь, он краем глаза увидел, как летят в их направлении кошки-комары. Наверное, было что-то еще, но что успеешь разглядеть за долю секунды?

Отойдя на пару шагов, молодые люди замерли, переваривая увиденное и нежась в иллюзорной в безопасности.
- Надо бежать ко мне. Ко мне не прорвутся. Я подготовился.
Оксана вспомнила, что вот недели две этажом выше шел нескончаемый ремонт. Теперь она начинала смутно понимать, что этот ремонт был нужен, чтобы спасти ее жизнь.
- Эта дверь не выдержит, - Семен - а моя - должна, бежим. Я подготовил этим гадам пару сюрпризов.
В этот момент входную дверь сотряс мощнейший удар, однако она устояла. Чувствовалось, что что-то огромное, пыталось выбить кусок металла из косяков. Через секунду еще один безуспешный удар. Когда послышался напряженный шелест крыльев, а дверь подалась наружу, Семен и Оксана не сговариваясь, побежали к лестнице, даже не взглянув в сторону давно неработавшего лифта. Тем временем дверь чуть-чуть отошла от косяков, куда моментально стали просовываться конечности кошек-комаров. Они пользовались ими в качестве рычагов. Еще мгновение и магнитный замок издал жалобную электронную трель, и дверь распахнулась.

Семен и Оксана преодолели 3 этаж, вроде бы оторвавшись от почему-то медленно догоняющих их преследователей. Пробегая открытую дверь на 4 этаже, Семен споткнулся о тактично подставленную кем-то ногу и полетел на пол. Руку Оксану явно не по воли хозяйки вырвало из его руки. За спиной упавшего на колени Семена с характерным уханьем моментально захлопнулась дверь.

Когда парень начал падать, девушка почувствовала железную хватку на своем запястье. Повернув голову, она увидела соседа, Михаила Ивановича, с которым почти каждый день здоровалась у подъезда, когда тот выгуливал свою собаку, Пимпочку. Михаил Иванович всегда как-то странно и сдержанно здоровался с ней, но во взгляде читалось внимание и ... чуть уловимая заинтересованность. Оксана даже думала, что Михаил Иванович тайно представлял ее в своих эротических фантазиях. Сейчас же, видя его с перекошенным лицом в длинным, не по его росту, сером халате, расшитым образующим замысловатыми рунами стежками, она понимала, что если и были у него фантазии насчет ее персоны - то исключительно оккультного характера. Михаил Иванович втащил ее в свою квартиру, после наотмашь ударил по лицу и Оксана отключилась, не увидев, что секунду спустя погас свет.

Семен вскочил, схватил выпавшую из рук рогатку (разбросанные снаряды тут же вернулись на свои орбиты вокруг нее) и спешно, но чуть прихрамывая, подошел к закрытой двери. Подергав на всякий случай ручку, он отошел, нацелил на замок свое оружие, сделанное из дерева лобного места. Тут же один из вращающихся комочков бумаги, являющихся не чем иным, как обрывками святого писания, оттянул тетиву рогатки, и следую ментальному приказу стрелка, вращаясь и наливаясь потрескивающими разрядами, врезался в дверь. Кусок двери, точнее большая ее часть, разлетелась в щепки. Вместе с ними в разные стороны отлетели алые полупрозрачные буквы-руны - магическая защита не справилась со столь мощным оружием. Семен смотрел внутрь квартиры, заполненную кромешной тьмой, словно сосуд дымом табака. Сначала он подумал, что выстрелом разнес электрический щиток, как правило располагающий около входной двери, но заметил, что свет с лестничной клетки доходил до места где только- что была дверь и будто-бы упирался в невидимую преграду. «Видимо мужик, мастер не только в подножках. Но отступать некуда. Если не вызволить О., то все канет в тартарары», подумал Семен, посмотрел на "Веру", подбирая правильный снаряд-кусочек святого писания, выстрелом из которого он не разнесет половину квартиры и заложницу в придачу. После этого он переступил через остатки двери и окунулся в темноту.

Темнота - ощущалась физически. Вернулось знакомое с детства ощущение, когда забираешься под теплый плед на кровати и глубоко вдыхаешь насыщенные пары отваренного картофеля. Но сейчас тут не его комната, нет матери, нет отца, сейчас он в смертельной опасности.

Поглядев вглубь коридора, он свернул в сторону, где должна была быть кухня (он знал планировку трешки в этом доме), а значит и стол, пригодный для возможных оккультных мероприятий. Он шел, готовый в любой момент обернуться и выстрелить в надвигающегося со спины врага, но было тихо. Дверь на кухню была открыта, но там царила кромешная тьма, как и в коридоре. Потихоньку переступая, Семен поравнялся с косяком и замер вглядываясь. Ничего не было видно, но остро чувствовались запахи: воск от свечей, чей-то кислый пот и.... запах свежесваренных щей. Желудок предательски заурчал, открывая его местоположение. Последовал мощный удар по рукам, держащим рогатку, отчего та, отлетела на пол, а свертки бумаги, перестав левитировать, закатились под мебель. В дополнение к этому дверь кладовки сбоку ударила Семена, и он упал.

Через пару мгновений он был в сознании, зрение заново пыталось сфокусировать. Благо этому помогал аляпистый розовый свет, возникший на кухне. В нос ударили запахи кислого пота и собачьего (по крайней мере Семен так подумал) корма, а над ним нависло тело огромного тигра. У тигра были отдалено знакомые карикатурные черты лица, не вяжущиеся с размерами хари: тонкие дрожащие губы, глупые глубоко посаженные глазки. Только клыки, с которых свисали ниточки слюны, были впечатляющими. В тигре Семен узнал преобразившуюся собачку мужика, то ли какую-то Пипочку, то ли Попочку. Зверь завис над своей добычей и в его взгляде читалось превосходство.

Внезапно толпа галдящих комаров влетела сама и вволокла массивный круглый шар, который надрывно пищал, видимо командуя. Они, разогнавшись, снесли с Семена тигра и тут же завязалась межвидовая бойня. Семен воспользовавшись моментом, вскочил и ринулся к залитой алым светом кухне. На входе он оторопел, увидев следующее: на маленьком столе, наспех неровно застеленном красной тряпкой, лежала отключившаяся Оксана, рядом в полосатом халате с нашитыми знаками-рунами (вряд ли такие халаты продаются в Икее) стоял мужик, в руках его была толстая книга, которую он читал вслух. Рядом со столом стояли закрытые банки с представителями флоры и фауны. Вокруг Оксаны на столе стояли свечи, и дававшими кроваво-красный свет. У ног Оксаны лежал приготовленный стилет. Переставший бубнить мужик и С. уставились друг на друга, просчитывая правильный ход.
- Где твоя рогатка, служка? - сказав, маг одновременно бросил книгу на стол, задев Оксана (та застонав, повернула голову).
-Спасет ли она даму от столь желанного во всех конфессиях убийства? Она - камень предкновения, салимов узел, узреть который удалось только сейчас благодаря тому, что ее кровь, мозг более нескрываемы несовершеннолетним духом?
Рука мага метнулась к стилету, но ее перехватил подскочивший Семен. Завязалась драка. через некоторое время Семен начал дожимать мага, вытаскивая нож из руки. Маг сделал два шага назад и запутавшись ногами в халате грохнулся вниз. В какой-то момент его рука зацепилась за тяжелые занавески, из-за которых не проникал свет в кухню и грохнулся, сорвав их с петель. Занавески опрокинули одну из банок и та разбилась.
Семен щурясь от яркого после потемок света подбежал к распластавшемуся магу, и выдернутым мгновение назад ножом пронзил его сердце. Маг вздрогнул и закатил глаза, свечи тут же сами по себе потухли. Тьма из квартиры исчезла.

Комнату заливал алый свет заката, на столе, приходя в сознание, шевелилась Оксана
-Все закончилось? - с надеждой спросила она своего спасителя.
Не совсем, - ответил Семен, глядя на почти закатившееся за дома Солнце, и прислушиваясь к давящей тишине квартиры, - Семен искал глазами завалившуюся Веру и патроны к ней. Наконец, найдя и подняв рогатку, пронаблюдав, что только парочка далеко не укатившихся снарядов вернулись к оружию. Семен бросил через плечо, - не выходи,- и осторожно пошел в сторону заварушки тигра и комаров.
Пройдя коридор и завернув в комнату, он увидел пол, усеянный разорванными насекомыми; в центре комнаты распластав конечности и хвост лежал тигр, весь истыканный хоботами врагов, словно бык пиками многочисленных тореро. "Новый натуральный ковер", - мелькнула несвоевременная мысль у Семена. Тут со стороны коридора послышался писк и парень резко развернулся, посылая команду выстрелить своей рогатке. Мгновение на него еще надвигался огромный комар, с огромным сочащимся укусом на боку, и вот комочек бумаги-снаряда разорвал его в клочья. Все стены, потолок и пол залило кровью и внутренностями предыдущих жертв с улицы.

Семен медленно дошел до кухни, где еле держась за стол, стояла Оксана
-Год мы тебе выиграли. С днем рождения, принцесса, - произнес молодой человек, пытаясь рассмотреть, что происходит за окном.
Руки девушки разъехались, и она упала, ударившись головой о подоконник. Мгновение спустя с ее ноги, уже начавшей распухать, соскочила ящерица.
Первый метеорит упал во двор.
Tags: типа рассказ
Subscribe
promo ustin april 24, 12:15 55
Buy for 30 tokens
В пурге ни света фар, ни гула двигателей. Раз за разом ветер прочесывал остановку и колол лицо жесткой крупой. Прошло полчаса после прощания с Сёмычем в сторожке – единственном отапливаемом помещении завода, сереющем в паре километров отсюда. Жилых мест в округе не было, поэтому маршрутку я ждал в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments