Устин Рассказов (ustin) wrote,
Устин Рассказов
ustin

В аренду

- Пап...папа, ты спишь?
- Нет, дочур.
- Мама никогда уже не вернется, да?
- Ты же знаешь - ее забрали ангелы.
- Значит ей сейчас хорошо?
- Не знаю, - отец посмотрел в окно, на фоне темнеющего в мазках алых облаков неба начинало тонуть солнце.
- А почему они забрали маму?
- Она болела.
- Как так? Она почти всегда улыбалась. Мы кормили в парке уток, катались зимой на коньках… пап, ты помнишь? Мама пекла фигурные блинчики - маленьких осликов. И взгляд ее, когда она смотрел на нас, был особенным.
- Доченька... это и есть болезнь.




- Нет! Не может быть! Это не похоже на болезнь! Когда я болею, у меня температура и кашель, болит голова и горло, я не смеюсь, и мы не ходим гулять. Они же не забрали меня, -девочка начала хныкать.
- Ангелы называют это болезнью. Но тебе об этом рано знать.
- Рано? У меня мама умерла, а ты говоришь, что мне рано знать. Может…может и я этим болею? – девочка заревела.

Папа сглотнул и начал рассказывать.

Сейчас наш мир не такой, каким был во времена твоих бабушек и дедушек - по соседству с ними не жили ангелы.
Однажды ангелы впервые спустились с небес. Их было двое, трое или чуть больше. Их увидели на улице: человекоподобных существ, покрытых грязновато-серым оперением и будто бы из гипса отлитыми бюстом и конечностями. Те с интересом рассматривали ошарашенную толпу, что сначала замерла, потом стала пятиться в стороны. Через несколько минут улица оказалась почти пустой, только один вынырнувший из бара завсегдатай, кинулся на них с кулаками, приняв за воображаемых им чертей. Они спокойно остановили мужчину. Один взял пьянчужку за руки, но уже через минуту, отрицательно покачав головой, отпустил. Пьяница попытался снова наброситься, уже от обиды, будто бы его непонятным образом использовали, но державший его ранее за руки произнес какое-то слово, и мужчина упал… И уже не встал.

- Пап, а когда это случилось? - дочка больше не всхлипывала.
- Эту историю рассказал мне мой папа, когда я был таким же маленьким, как ты сейчас, - отец замолчал.
- А что было дальше? – дочка приподнялась на кровати.

Отец продолжил.

Группа серых ангелов скрылась, но появилась на следующий день и на следующий. Они заходили в магазины, кафе, кинотеатры. С каждым разом их становилось все больше и больше. Они что-то обсуждали на непонятном языке. А однажды вечером они не улетели на своих воздухоходных машинах, а остались в парке.
Так ангелы обосновались у нас в городе. Вскоре они уже могли говорить с нами на нашем языке. У них были наши деньги для покупок: еды, билетов в кино, а позже, человеческих машин, домов. Днем они слонялись небольшими группами по городу, а ночью…. Кто их знает – что они делали ночью?
Их боялись. Но к самому их наличию постепенно стали привыкать, лишь отводили взгляды и обходили на улице. Среди серых ангелов стали появляться особи с чистым абсолютно белым оперением.

Однажды что-то произошло: само собой или нет, но теперь взрослые не могут просто так влюбиться в друг друга, как раньше. Могут держаться за руки, дарить цветы, целоваться, что-то при этом чувствуют. Но это не настоящая, не полноценная любовь – так, влюбленность. Люди понимают, что хотят всю жизнь быть вместе. Но без любви – это нереально. И выход есть.

Папа умолк. По темнеющему небу пронеслась скорая ангельская помощь. Отец не видел ее сейчас, но видел раньше: коробка бело-красного цвета с большими серыми крыльями и бюстом головы впереди. Над головой – нимб и он же красно-синяя мигалка. Крылья махали, разгоняя облака и оставляя позади разводы.
- Какой выход? – очень тихо спросила дочка, когда стих шум за окном
- Агентства Купидона. Они есть везде, как и клиники ангелов. Мы с твоей мамой все обсудили и приехали туда.
- Нет! Не может быть! Это не похоже на болезнь! Когда я болею, у меня температура и кашель, болит голова и горло, я не смеюсь, и мы не ходим гулять. Они же не забрали меня, -девочка начала хныкать.
- Ангелы называют это болезнью. Но тебе об этом рано знать.
- Рано? У меня мама умерла, а ты говоришь, что мне рано знать. Может...может и я этим болею? - девочка заревела.

Папа сглотнул и начал рассказывать.

Сейчас наш мир не такой, каким был во времена твоих бабушек и дедушек - по соседству с ними не жили ангелы.
Однажды небесные жители впервые спустились на землю. Их было двое, трое или чуть больше.

Их увидели на улице: человекоподобных существ, покрытых грязновато-серым оперением и будто бы из гипса отлитыми бюстом и конечностями. Те с интересом рассматривали ошарашенную толпу, что сначала замерла, потом стала пятиться в стороны. Через несколько минут улица оказалась почти пустой, только один вынырнувший из бара завсегдатай, кинулся на них с кулаками, приняв за воображаемых им чертей. Они его остановили. Один взял пьянчужку за руки, но уже через минуту, отрицательно покачав головой, отпустил. Пьяница попытался наброситься снова, уже от обиды, будто бы его непонятным образом использовали, но державший его ранее за руки произнес какое-то слово, и мужчина упал. И уже не встал.

- Пап, а когда это случилось? - дочка больше не всхлипывала.
- Эту историю рассказал мне мой папа, когда я был таким же маленьким, как ты сейчас, - отец замолчал.
- А что было дальше? - дочка приподнялась на кровати.

Отец продолжил.

Группа серых ангелов скрылась, но появилась на следующий день и на следующий. Они заходили в магазины, кафе, кинотеатры. С каждым разом их становилось все больше и больше. Они говорили на непонятном языке. Однажды вечером они не улетели на своих воздухоходных машинах, а остались в парке.

Так ангелы обосновались у нас в городе. Вскоре они уже понимали нас. У них были наши деньги, на еду, билеты в кино, а позже, для покупки машин и домов. Днем они слонялись небольшими группами по городу, а ночью.... Кто их знает - что они делали ночью?

Их боялись, но постепенно стали привыкать, лишь отводили взгляды, да обходили на улице. Среди серых ангелов стали появляться особи с чистым, абсолютно белым оперением.

Однажды что-то произошло: само собой или нет, но теперь взрослые не могут просто так влюбиться в друг друга как раньше. Могут держаться за руки, дарить цветы, целоваться, что-то при этом чувствуют. Но это не настоящая, не полноценная любовь - так, влюбленность. Люди понимают, что хотят всю жизнь быть вместе. Но без любви - это нереально. И выход есть.

Папа умолк. По темнеющему небу пронеслась скорая ангельская помощь. Отец не видел ее сейчас, но помнил: бело-красная коробка с большими серыми крыльями и бюстом головы впереди. Над головой – мигающий красно-синим нимб. Крылья махали, разгоняя облака и оставляя позади разводы.

- Какой выход? - очень тихо спросила дочка, когда стих шум за окном.
- Агентства Купидона. Они есть везде, как и клиники ангелов. Мы с твоей мамой все обсудили и приехали туда.

- Любовь? - спросил нас маленький пухленький менеджер в тунике. После чего мы подписали договора, оплатили небольшую пошлину, получили сертификат и вошли в процедурный стерильно-белый кабинет. По бокам располагались шкафы с колбами. У противоположной стены на стуле сидел ангел. Он взял протянутый сертификат, бегло пробежался по нему взглядом, подошёл к шкафу, выбрал две колбы в шкафу и дал нам выпить.
Папа замолчал. В комнате настаивалась тишина. Но дочка не спала, не было слышно спокойного, беззаботного дыхания
.
- А потом? - тихо спросил ребенок.
- А потом, - продолжил папа, через 9 месяцев у нас появилась ты. И следующие 6 лет жизни... Они были прекрасными.
- А когда мама заболела? И почему?
- Ты спала наверху и не слышала, как в дверь постучались. Вошли двое: серые перья, гипсовые конечности. Один из них взял за руки твою плачущую маму, другой - меня. Про тест и его последствия мы уже знали.

Они буравили нас взглядами, потом отпустили. Перебарывая тошноту и головокружение, мы уставились на непрошеных в нашем доме, в наших чувствах гостей.

Их перья побелели, засветились. "Мамин" ангел светился чуть ярче. Они переглянулись, сравнили. Я бросился на них, крикнув ей бежать. Но ангел пшикнул ошпарив мне ухо, и через мгновение я корчился и хрипел на полу. Цвет оперения ангелов возвращался к начальному, серому: для закрепления требовалась длительная процедура. Твоя мама понимала, что бежать бесполезно, и даже не сдвинулась с места.

- Они забрали ее.
- Да.
- А почему тебя не забрали вместе с ней?
- Любовь к человеку, которого уже нет.... Не болезнь в их понимании. Так, неоперабельное уродство.
- А почему ты не... ну как тот пьяный мужчина в начале твоего рассказа....
- Мы вставили в уши маленькие беруши, когда услышали стук в дверь.

Отец закрыл глаза, чтобы они ненароком не заблестели в лунном свете из окна.

- Надеюсь они отдадут мамину любовь другой паре, - девочка снова заплакала.

Папа не ответил. Он лишь думал, что ангелов в белом оперении в городе становилось все больше, а в сером - меньше.

Tags: типа рассказ
Subscribe
promo ustin april 24, 12:15 59
Buy for 30 tokens
В пурге ни света фар, ни гула двигателей. Раз за разом ветер прочесывал остановку и колол лицо жесткой крупой. Прошло полчаса после прощания с Сёмычем в сторожке – единственном отапливаемом помещении завода, сереющем в паре километров отсюда. Жилых мест в округе не было, поэтому маршрутку я ждал в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments