Устин Рассказов (ustin) wrote,
Устин Рассказов
ustin

Дорога

В блоге у прекрасной френдессы suny_anny увидел пост с рисунками, после чего родилась эта зарисовка.

***
«Вам туда», - показывает на лестницу маленькая, сухая, наверное, перешагнувшая за 100 лет своего существования, бабушка. Я смотрю на нее – она на меня. Мы из разных миров. Мне кажется, для нее ничего не значат мои идеалы и ценности, мне чужды – ее. Я поворачиваюсь по направлению ее руки. Вижу закручивающийся ряд ступенек, обрамленный лесом. Ступеньки каменные, старые, потрескавшиеся, с пробивающейся растительностью.

Лес настолько теплый, что хочется раздеться: снять с себя не только брюки, пиджак и белую рубашку, а снять самое себя, «которое» въелось в эту одежду, которое является ее частью. Даже дома, в душе, абсолютно нагой, я вижу в зеркале шкафчика лацканы, пуговицы, воротник, галстук и стрелки. Это мой хлеб и жизнь. Это я. Вот этого «я» хочу и снять.





Лес густой. Пройти можно только по витиеватым ступенькам. Свернуть, срезать, отказаться – не получится.

Лес звучит. Птицы поют, стрекочут кузнечики, ветер играет мелодии, раскачивая стволы и заставляя шелестеть листву. Поэтому не услышать города, ругани, торга, предложений, не услышать таксистов и гула метро.

Лес пахнет. Мох, листья, цветы, трава источают особенные недоступные городскому жителю запахи. Они смешиваются и врываются в легкие. Вымещают, выгоняют запахи пота, растекающегося с внутренней стороны рубашки, запахи туалетной воды с ее наружной стороны.

Пока я стою, чувствую, наслаждаюсь, бабушка уходит назад. Туда, откуда привела меня.

Мне же предстоит дорога вверх, по ступеням, идти мимо деревьев, лиан, распугивая птиц и мошкару. И я хочу этого. Смотрю на черные начищенные ботинки, подернутые лесной пылью, ногу об ногу снимаю их, стягиваю пиджак, за ним – рубашку и брюки. И встаю на первую ступеньку. Затем другой ногой на вторую. Третью. Четвертую. Ускоряюсь от медленного шага до быстрой ходьбы. Затем от быстрой ходьбы до молниеносного физически приятного бега. Ступеньки проносятся под ногами, закручиваются в восходящую спираль. Лес, словно активный зритель и болельщик обволакивает границу моей трассы, гудит, щебечет, волнуется ветром. Я бегу. Кровь бьет в висках, ноги от непривычности заплетаются, но я испытываю наслаждение. Наслаждение превращается в радость. Радость в экстаз. Экстаз в блаженство.

Я продолжаю бежать. 50 ступеней. 100.200. 300? 1000? Сколько? Я не знаю – да это и не важно. Цифры: время, расстояние, количество, цена – они не властвуют над этим миром. Тут есть только желание, порыв, рывок и удовольствие.

Неожиданно лестница выныривает из леса на вершину. Плоское небольшое плато, согреваемое низким, уже садящимся покрасневшим солнцем. У последней ступеньки - дверь. Массивная деревянная с непонятной ручкой в виде большой стрекозы. И все. Нет ничего, что должно было обрамлять дверь в моем, уже почти позабывшемся мире: косяки, колонны, стены, окна. Но я же не в своем мире.

Беру за стрекозу, отчего она начинает резонировать крылышками. Этого достаточно, чтобы дверь открыли с той стороны. Передо мной та самая бабушка, ну, может быть, морщин на улыбающемся лице чуть прибавилось. Я задыхаюсь, хриплю, хочу поделиться, рассказать, описать… Она, по-прежнему улыбаясь, останавливает мои попытки, подставив морщинистую ладонь к моему рту. Я стою, чувствую, как во мне бьются, понемногу затихая, эмоции, а радость, счастье откладываются, архивируются внутри долговременной памяти. Через минуту она показывает влево (там полутемный коридор с линолеумом и бежевыми стенами, хотя снаружи никакого здания нет) и говорит: «последняя дверь справа - касса, с вас 7000».



А вы любите заниматься спортом, в частности бегать?
Tags: зарисовки, читаю ленту
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments